Солигаличские новомученики.

Солигалич, сто лет 100 новомученики, благочиние, К СТОЛЕТИЮ ДУХОВНОГО ПОДВИГА СОЛИГАЛИЧСКИХ НОВОМУЧЕНИКОВ  (1918 — 2018). 1 МАРТА 2018 г. 

 

Солигалич, сто лет 100 новомученики, благочиние, икона,

Икона Солигаличских новомучеников.

В январе 1918 г. вышел известный Декрет «об отделении Церкви от государства», положивший начало изъятию церковной собственности, притеснению духовенства и верующих. Вся православная Россия откликнулась на это событие проведением многочисленных крестных ходов. В воскресенье 11 (24) февраля прошел крестный ход и в уездном Солигаличе, где шествие было особенно многолюдным. Возглавлял крестный ход настоятель собора Рождества Пресвятой Богородицы протоиерей Иосиф Смирнов (1864 – 1918), с хоругвями и иконами шли ученики Духовного училища вместе со своим смотрителем Иоанном Перебаскиным; в крестном ходе принимали участие протоиерей Владимир Ильинский, и семидесятилетний диакон Иоанн Касторский.

Однако, большевики, узурпировавших власть в городе, не вняли голосу народа, и их предводитель, Василий Вылузгин — петроградский рабочий и местный уроженец — назначил на вторник 26 февраля 1918 года «реквизицию хлебных излишков» у почитаемого в народе женского монастыря в честь иконы Феодоровской Божьей Матери, который находился в километре от города, в деревне Ратьково, и заодно — описать и конфисковать монастырское имущество. Там находился благоговейно чтимый горожанами список с всероссийской святыни – чудотворной Феодоровской иконы Пресвятой Богородицы, Небесной покровительницы Костромского края.

Руководство местной городской думы, не признавшей власть большевиков, и местное духовенство решили этому воспрепятствовать. Накануне назначенной реквизиции вечером на заседании городской думы выступил монастырский священник Василий Ильинский, сын протоиерея Владимира Ильинского. Было решено действовать и спасти обитель от погрома.

Утром 26 февраля ударили в набат, собрали людей и двинулись до стен монастыря, чтобы не дать его ограбить. Там их встречал иерей Василий, получивший благословение от своего отца. Прибывшие на место представители совета были вынуждены отступить. После литургии, отслуженной в монастырском храме, священник церкви великомученицы Параскевы Пятницы Димитрий Потехин произнёс проповедь, в которой коснулся происходящих событий. Многие верующие плакали, слушая её.

По окончании богослужения, Василий Ильинский предложил всем, кто пожелает, собраться в трапезной храма, чтобы обсудить вопрос об угрозе реквизиции монастырского хлеба. Было решено отправить делегацию в местный гарнизон (состоявший из солдат запасного полка, расквартированного в городе), чтобы просить солдат о поддержке.

Члены делегации обратились к начальнику солигаличского гарнизона штабс-капитану Иванскому, прося его поддержать народ и приостановить реквизицию хлеба, а также содействовать разоружению красногвардейцев. Начальник гарнизона собрал гарнизонный комитет, на котором было принято решение поддержать горожан, к которым были отправлены три делегата – Иван Лелявин, Николай Лихушин и Михаил Симонов.

Толпа народа, в числе около 600 человек, двинулась к зданию местного совета. На переговоры отправили делегатов. Вернувшись с переговоров, они заявили, что советские представители согласны приостановить реквизицию хлеба в монастыре и возвращают ключи от монастырского склада, отобранные ранее, но категорически против требования разоружить красногвардейский отряд. Тогда перед зданием совета начался митинг с выступлениями ораторов. Вылузгин вышел на балкон и пытался убедить собравшихся разойтись, но речь его действия не возымела.

Вылузгин скрылся в здании Совета, а затем, быстро вернувшись, закричал, что объявляет город на военном положении, выхватил из-за пояса револьвер, после чего вместе с другими красногвардейцами (которые беспорядочно начали палить из винтовок) открыл огонь по собравшимся, легко ранив несколько человек и убив одного, Павла Васильевича Орлова. Разгневанные люди ворвались в здание, арестовали и посадили в тюрьму шестерых членов уездного исполкома (остальные скрылись), а их главаря, уездного комиссара Вылузгина, который был ранен из револьвера при аресте, поместили в больницу. Врач Виноградов вынул ему пулю, после чего к палате приставили вооружённую охрану. Всё это время храмы города звонили в набат. В полночь (по другим данным, утром) неизвестные вооружённые люди проникли в больницу и закололи негодяя штыками.

27 февраля вышло воззвание к населению от Временного Совета, созданного на объединённом собрании общественных организаций и жителей города Солигалича. Местную власть, не подчинявшуюся большевикам и не признавшую их, возглавлял городской голова Михаил Михайлович Алексеев, пользовавшийся большим уважением среди горожан. Временный совет возглавил упоминавшийся выше врач Виноградов.

Реакция советской власти была немедленной – Костромской горком партии направил к месту восстания карательные отряды, в число которых вошёл и Каргопольский отряд (150 сабель). 1 марта он вышел из Галича и трое суток добирался до лежащего далеко от железной дороги города, которого достиг утром 4 марта.

Появления карателей ждали, на их пути были выставлены заставы. Восставшие были настроены сопротивляться. Командир отряда отправил взвод в обход по льду реки, а сам с оставшимися силами, при огневой поддержке трёх с трудом доставленных по заснеженной дороге пулемётов атаковал город. Сопротивление, к сожалению, прекратилось, как только был открыт пулемётный огонь. Каратели захватили Солигалич и приступили к расправе. Было арестовано 52 человека, всего же к «следствию» привлечено 95 человек.

Руководители восстания, а также местное духовенство (всего 21 человек), были расстреляны ночью 7 марта 1918 года около стен тюремного Никольского храма (на его строительство пожертвовал 100 рублей посетивший город в 1903 году св. прав. Иоанн Кронштадтский). Похоронили убитых сами каратели, не дав это сделать родственникам. Вырыли большую могилу на местном кладбище, близ кладбищенской церкви святых апостолов Петра и Павла, провезли убитых через весь город на подводах и похоронили в этой могиле, всех вместе, без одежды, без гробов и без отпевания.

Молебен на могиле новомучеников.

Первоначально на братской могиле стоял крест с лампадой и её посещали люди, но в 30-е годы советская власть уничтожила крест, и захоронение мучеников смогли обнаружить только в наше время. 28 июня 1996 года крест был восстановлен, и с тех пор, ежегодно 7 марта у него собираются верующие и поминают новомучеников и всех убиенных с ними.

Протоиерей Иосиф Сергеевич Смирнов, иерей Владимир Иоаннович Ильинский, диакон Иоанн Алексеевич Касторский и смотритель духовного училища статский советник Иоанн Павлович Перебаскин были прославлены как новомученики в августе 2000 года. Память: 7 марта (н. ст.) и 5 февраля (н. ст.) в Соборе Костромских святых.

Вместе с ними были расстреляны горожане, среди них — городской голова Михаил Михайлович Алексеев, начальник почтово-телеграфной конторы Д.В. Кременецкий, секретарь уездной земской управы М.А. Воскресенский, воинский начальник штабс-капитан А.Н. Иванский, глава Временного совета врач Виноградов,19-летняя телеграфистка Анна Капустина, и еще 11 человек.

13 апреля 1918 года во время работы Поместного Собора Русской Православной Церкви святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, совершил в храме Московской Духовной семинарии первую заупокойную литургию по всем убиенным «за веру Православную и Церковь Российскую». Среди жертв красного террора, поимённо названных святителем на богослужении, были имена четверых жителей Солигалича – Иосифа Смирнова, Владимира Ильинского, Иоанна Касторского и Иоанна Перебаскина.

Жизнеописание Солигаличских новомучеников

Материалы сайта по теме…

Тропарь Солигаличским новомученикам, глас 3

К сонму новомучеников Российских сопричтенные, страдальцы за Христа града Солигалича, священномученицы Иосифе, Владимире, Иоанне и мучениче Иоанне, венцами небесными увенчанные, дерзновенно Христа Бога молите даровати людям земли Костромской веры правыя укрепление и душам нашим спасение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.