м.И. Основание Солигалича.

история, краеведение, духовное училище, князь Феодор Семенович, Галич, Воскресенский монастырь, Солигалич, Сырцов И.Я., храм, благочиние,м.И. ОСНОВАНИЕ СОЛИГАЛИЧА Из книги Сырцова И.Я. «Древние памятники самозащиты и благочестия граждан г.Солигалича».

 

 

Иоанн Яковлевич Сырцов  (1837 — не ранее 1916) — протоиерей, магистр богословия, миссионер, церковный историк и писатель. Жизнь И.Я. Сырцова тесно связана с Солигаличем. В 1884 года Сырцов был назначен председателем Солигаличского уездного отделения Костромского епархиального училищного совета и затем, его смотрителем. В 1892 года был рукоположен в иерея и служил в Рождественском соборе Солигалича.

Как сообщает И.Я. Сырцов в своей книге «Древние памятники самозащиты…», его очерк основан на текстах «Солигаличской летописи», «Синодика бывшего Воскресенского монастыря», царских и патриарших грамотах, свитках 17-го века и надписях присутствующих на различных исторических артефактах.

Город Солигалич, который отмечал недавно свои 680 лет, расположен на севере Костромской области, у границы с областью Вологодской. В древности этот край был безлюдным: лишь охотники из финно-угорских племен чудь и меря проникали сюда в погоне за диким зверем.  Первые упоминания о Солигаличском крае встречаются в XIV веке. Московский князь Иван Калита в своем духовном завещании уже упоминал о Галичских соляных варницах, которые предположительно находились в местах, об открытии которых и рассказывает этот небольшой отрывок из книги И.Я. Сырцова. 

 

/…/ Когда князь Феодор Семенович* [см. примечание] был в Москве, в это время только что возвратился из Иерусалима знаменитый русский паломник игумен Даниил. Благочестивый князь не хотел упустить случая, чтобы познакомиться с этим замечательным игуменом и получить от него благословение. При свидании, он даже решился просить Даниила: отпустить с ним в Галич кого либо из окружения Даниила Киевопечерской братии, для того, чтобы и в Галиче положить основание монашеству, как оно уже было положено и привилось во многих русских местностях. Игумен Даниил охотно удовлетворил просьбу Галичского князя, назначив к отъезду с ним старцев-иноков: Афанасия, Романа и Тихона. Афанасию Феодор Семенович лично исхлопотал у Московского митрополита сан игумена. По прибытии в Галич Афанасий был определен на игуменство к храму Святого Спаса. Вскоре около княжеского двора был устроен монастырь, в котором тотчас же собралась и братия, до 70 человек.

Вскоре после этого, именно в 1335 году, в ночь накануне Пасхи (27 марта) князь, с игуменом Афанасием, были в храме Спасской обители и слушали чтение Деяний Святых Апостол. Послушав чтение, князь пошел из храма в свои палаты; вышел с ним до паперти и игумен с некоторой братией. На паперти же князь был поражен необычайным светом, сияющим как заря, на небесном своде, к северу от Галича. Князь спросил игумена:

«Отче мой духовный, что се есть знамение, сияющее от небес?»

Не успел игумен дать ответа, как послышался чей-то таинственный голос:

«О, княже, дерзай; Бог, ведый желание твое, на том месте хощет возсиять благодать Свою».

Все бывшие на паперти слышали чудный глас, ужаснулись и были некоторое время в оцепенении, как мертвые. Лишь тогда пришли в себя, когда исчезло сияние. Князь ушел в свои палаты, а игумен возвратился в храм.

В четверток на той же пасхальной неделе, в пятом часу утра, когда князь Феодор Семенович снова шел в обитель Святого Спаса, к утрени, вдруг послышался ему где-то гром. Оглянулся, видит опять в той же стороне чудный огненный столп, достигающий неба. Поэтому, стал в храме со слезами молиться и просить Бога, чтобы Царь небесный открыл ему смысл явлений. Встретивший его игумен Афанасий мог сказать недоумевающему князю только: «еже хоте Господеви, тако и будет».

Желая поскорее и точнее уяснить волю Божию, предзнаменуемую чудным видением, князь призывает своего отца духовнаго Афанасия и всех подчиненных князей и бояр в свои палаты на совет. Общим советом было порешено отправиться князю со свитой туда, где был виден блиставший необыкновенный свет.

Были созваны местные крестьяне, которых князь спрашивал: знают ли они ту местность и кто там обитает. Крестьяне ответили, что та местность пустынна, лесиста и никем не населена. Однако собрался и поехал князь с боярами «на великий лес» и доехал до озера Чудскаго (вероятно теперешнего Чухломского), по берегам которого обитала Чудь. Здесь были взяты новые проводники из Чуди. Далее, по дороге в лесу встретился некий человек, по имени Давид Гаврилов, родом из города Твери. Князь спросил Давида: «Отчего ты пошел из Твери?» «Князь Тверской дом мой разграбил и хотел меня убить. Потому, я и удалился в здешний лес; живу здесь уже 17 лет и имею семейство из восьми сыновей и пяти дочерей», — отвечал Гаврилов.

Когда князь рассказал Гаврилову о своем видении и указал приблизительно на место, где был виден светоносный столп, Гаврилов сказал:

— Живу я, господин, от того места только за четыре поприща.

— Живи, почтенный человек, здесь до века, сказал князь и отправился дальше.

история, краеведение, духовное училище, князь Феодор Семенович, Галич, Воскресенский монастырь, Солигалич, Сырцов И.Я., храм, благочиние,

Река Кострома близ Солигалича.

Попадается на пути небольшая река. Ни князь, ни сопровождающие его люди не подозревали существование здесь реки и не знали ее имени. Князь приказал некоторым из своих слуг отправиться на лодке вниз по реке и узнать, куда она может привести. Посланные отправились и доплыли до г. Костромы. И открытая река, с возвращением посланных, была названа Костромою.

Дальше путешественники не пошли, предполагая, что здесь и есть то самое место, которое Господь восхотел прославить. Посоветовавшись с игуменом Афанасием, князьями и борами, князь Феодор Семенович порешил немедленно приступить к созиданию здесь иноческой обители с храмом Воскресения Христова, в память того, что первое видение было в самый день Пасхи.

Приняв благословение от игумена, князь первый собственноручно принялся рубить лес для храма. Примеру его последовали и прочие князья и бояре. Вскоре все было готово: и место расчищено, и строевой лес нарублен. Не замедлили и постройкой храма и жилищ для иноков.

«И основася», говорится в летописи, «церковь Воскресения Господа и Спаса нашего Иисуса Христа на Вознесениев день, на память святаго и праведного Иова (6 мая). И совершена бысть церковь вельми чудна, яко от всюду бяше видети ю; а высота пять (?) сажень; и украсил ю князь святыми и честными иконами, вельми чудно; и игумена ту посади Афанасия, и устрои монастырь и келаря постави, именем Романа».

Так явилась на свет среди дремучих лесов, на правом берегу реки Костромы, родоначальница Солигалича города Воскресенская обитель, достойным памятником которой доселе служит городская приходская Воскресенская церковь, с отдельными двумя каменными храмами.

история, краеведение, духовное училище, князь Феодор Семенович, Галич, Воскресенский монастырь, Солигалич, Сырцов И.Я., храм, благочиние,

Воскресенский монастырь в нач. 20-го века.

Фото из альбама Храмы Солигалича.

 

По тогдашнему времени достаточно было появиться в необитаемой местности не только иноческой обители, но одному-двум пустынникам, как около первых пришельцев завязывалась жизнь: приходили новые и новые обитатели, иноки и миряне, расчищали лес, строились, обрабатывали землю, словом – быстро появлялась колония из иноков и мирян. Так, в былые времена, заселился весь северный край России, образовавший Архангельскую и Олонецкую губернии; так закипела жизнь и около Воскресенской обители.

Не прошло и года, как и около новой обители стали селиться и устраиваться миряне, эти первые граждане Солигалича. Князь Феодор Семенович не хотел возвращаться в Галич до тех пор, пока не увидит этих новых поселенцев. Он отдал приказ по своим вотчинам Галичским, Костромским и Ветлужским, чтобы оттуда немедленно было выслано несколько крестьянских семейств и были высланы немедленно, поселились и устроились. Тогда только благочестивый князь оставил новую обитель, пробыв в ней пять месяцев и десять дней в постоянных заботах о первоначальной постановке здесь жизни иноков и мирян.

Не забывал благочестивый князь своей новой обители и после; он часто посещал ее, отписывал к ней из своих вотчин целые села и волости; иногда нарочно покупал таковые в чужих вотчинах и уделах и дарил обители; уступил обители для ловли рыбы две трети Чудского (Чухломского) озера и четверть Галичского; позволил ловить рыбу во всех ближних реках, давал охранные грамоты и т.д.

В 1341 г. князь сильно разболелся и пожелал пред смертью принять монашество в своей любимой обители, от рук своего духовного отца игумена Афанасия. По желанию, он был привезен в обитель 10 мая, приняв монашество с именем Феодосия и преставился в первую же ночь по прибытии. Тело его, впрочем, для погребения в родовом склепе было перевезено во Владимир и погребено там, в храме Пречистой Богородицы.

Но и по смерти покровительство и благодеяния обители князя-ктитора долгое время не прерывалось. У Феодора Семеновича остался не менее благочестивый сын и наследник Андрей. Феодор Семенович умирая, завещал сыну покровительствовать обители Воскресенской, как он покровительствовал: отписывать в свою очередь свои села, волости и деревни. Достойный сын свято выполнял завет своего родителя. Он, как и отец его, часто бывал в обители и усердно молился; при посещениях давал братии «милостыню довольну»; в разное время пожертвовал обители деньгами 3000 руб. и 200 золотых, пять облачений камчатных, золотой потир, три серебряных позлащенных блюда, звездицу золотую, кадило серебряное, 55 лошадей, 1200 четвертей ржаного хлеба и 3000 четвертей овса.

Столь усердное благодеяние со стороны князя Феодора Семеновича и его сына Андрея сразу поставило Воскресенскую обитель в ряды обителей многолюдных, имеющих большое хозяйство.

Между прочим, у Воскресенской обители завелись даже свои соляные варницы, своя мельница, свои поля и луга и т.п. Такое хозяйство, конечно, требовало немало и посторонних рабочих рук.

Из монастырских трудников, частью переселенных князем Феодором Семеновичем и его сыном Андреем из их вотчин, частью пришедших добровольно и трудившихся за известную плату, составился около Воскресенского монастыря первый поселок, который постепенно стал разрастаться и получил название «Соль Галицкая». Долгое время этот поселок существовал под именем посада, приписанного к Галичу. В XIV веке в княжение Димитрия Донского посад «Соль Галицкая» отошел к великому княжеству Московскому. С 1627 по 1680 был под ведомством Галичской чети; с 1719 г. считался пригородком Галичской провинции Архангельской губернии и лишь в 1788 г. сделан уездным городом Костромской губернии.

 

*) Галичский князь, один из потоков Константина Ярославовича – родного брата Александра Невского, считается основателем Солигалича. В 1332 году при разделе между удельными князьями Русской земли, князю Семену Ивановичу достались Кострома и Галич. Через год, после смерти Семена Ивановича, один из его сыновей, Феодор получил в удел Галич.

 

ЧИТАТЕЛЕЙ: (245)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.