О тишине в храме.

Солигалич, тишина, разговоры в храме, поведение, приход,О ТИШИНЕ В ХРАМЕ. «ПРИХОДСКОЙ КАТЕХИЗАТОР». Выпуск 28. 

Солигалич, суеверия, богослужение, христианин, храм, приход, катехизация, правила, свечи, душеполезное,

О ТИШИНЕ В ХРАМЕ

 

Спаситель грозно сказал, торгующим в храме, – «дом Мой домом молитвы наречется; а вы сделали его вертепом разбойников». (Мф.21:13) Домом молитвы… Вне этой молитвы, вне богослужения мы произносим в храме слова — достойно и скромно. Но, во время Молитвы…

Священники, хор и чтецы молятся ко Господу — за нас. Но, наше сердце – молчит! Вместо него говорят уста. Мы мешаем ближнему, священнику, хору, чтецу! Мы оскорбляем Таинство Божие! Зловредие и бесовский разбой — на кончике языка!

Не говори – я немощен и устал от молитвы.
Да, немощен. Но если так – то молчи! Откуда в тебе силы – говорить, и чуть не вещать!

Нет — это мы торгующие в храме… Торгующие ради наживы. Где мы получаем добычу — хладость, равнодушие, лень.

— Мой Дом, – говорит Господь! А мы — гости, и осквернители Его! И совсем не боимся каменного жернова, который Господь уже повесил на нас. (Матф.18:6) Не видим над собою бича Божьего – наши болезни, немощи, и приступы врага. Еще немного, и опрокинет Господь «столы наши» – тела, и изгонит из Храма хладные души!

Если уже не изгнал. Когда в Доме молитвы, мы — без молитвы…

 

СЛОВО О ТИШИНЕ И ВНИМАНИИ В ЦЕРКВИ

Мы ходим в церковь не для того только, чтобы побывать здесь, но чтобы вынести отсюда великую и духовную пользу (свт. Иоанн Златоуст).

Шум и гнев в храме служат оскорблением предложенной Жертвы (свт. Иоанн Златоуст).

Следуйте же в храме тихими шагами, в совершенном молчании. Никто не входи сюда с житейскими заботами, никто – с рассеянностью и смущением, но оставим все это за первыми дверями, и таким образом все войдем сюда. Мы входим в Царские Чертоги небесные, вступаем в светлые области, внутри они исполнены великого молчания и неизреченных тайн (свт. Иоанн Златоуст).

Если царские грамоты прочитываются в театре, когда наступает полная тишина, то тем более в этом граде храме должны все утихнуть и стоять с напряженною душою и слухом, потому что здесь будут читаться повеления не земного царя, а Владыки ангелов. Если мы так себя расположим, то сама благодать Духа вернейшим образом укажет нам путь, и мы придем к самому Царскому Престолу и получим все блага по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа… (свт. Иоанн Златоуст).

Мы часто собираем вас сюда <в храм> не для того, чтобы вы только приходили сюда, но для того, чтобы вы получили и какие-нибудь плоды от пребывания здесь. Если же вы будете выходить отсюда без всякого плода, то, хотя бы вы всегда ходили сюда, ваше хождение и присутствие ничего не будет значить (свт. Иоанн Златоуст).

Вы и здесь в храме поступаете, как на торжище; и когда говорит Сам Бог, не только не слушаете слов Его в молчании, а занимаетесь разговорами совсем о других предметах. И пусть бы вы занимались тем, что касается вас самих, нет – вы говорите и слушаете то, до чего вам и дела нет. Вот о чем я плачу и не перестану плакать! (свт. Иоанн Златоуст).

Поистине не столько бесчестим мы церковь, когда заносим в нее навоз, сколько оскверняем ее тогда, когда разговариваем в ней друг с другом о барышах, о торговле, о корчемстве, о том, что совсем неприлично нам, тогда как нужно было бы здесь присутствовать ликам Ангелов, церковь делать небом, и ничего другого не знать, кроме сердечных молитв, молчания и внимания (свт. Иоанн Златоуст).

Не позволяется сказать в церкви даже слова близ стоящему, хотя бы кто встретил давно невиденного друга, по делается это вне, – и весьма справедливо. Церковь не цирюльня, не лавка с благовониями, не мастерская, подобная находящимся на торжище, но место Ангелов, место Архангелов, Царство Божие, самое небо. Если бы кто-нибудь отверз небо и ввел тебя в него, то ты не осмелился бы разговаривать, хотя бы увидел отца, хотя бы брата; так точно и здесь не должно говорить пи о чем другом, кроме предметов духовных, потому что и здесь небо. Если не веришь, то посмотри на эту Трапезу, вспомни, для кого и для чего она поставлена, подумай, Кто приходит сюда, и страшись даже прежде времени. Кто увидит только трон царя, тот возбуждается в душе своей, ожидая выхода царя; так точно и ты, еще прежде страшного времени, страшись и бодрствуй, и еще прежде, нежели увидишь поднятые завесы и предшествующий сонм Ангелов, возносись к самому небу (свт. Иоанн Златоуст).

Ты не понимаешь того, что говорится и поется в храме? Молись же, чтобы тебе понять; или, лучше сказать, невозможно, чтобы ты не понимал всего, потому что многое само по себе понятно и ясно; или, лучше, хотя бы ты не понимал всего, и в таком случае следует молчать, чтобы не изгнать слушающих внимательно и чтобы Бог, видя твое молчание и благоговение, сделал неясное для тебя ясным. Но ты не можешь молчать? Тогда выйди вон, чтобы не причинять вреда другим. В церкви всегда должен быть слышим один голос, так как она есть одно тело (свт. Иоанн Златоуст).

Храм есть жилище, принадлежащее только Богу; здесь обитают любовь и мир, вера и целомудрие (свт. Иоанн Златоуст).

Один скажет острое слово, и смех тотчас распространяется между сидящими; и к удивлению, даже во время самой молитвы многие не перестают смеяться; диавол всюду торжествует, всех связал, всеми обладает; Христос бесчестится и изгоняется; церковь ставится ни во что (свт. Иоанн Златоуст).

Что нам сказать о тех, которые не в молчании предстоят, не участвуют в воспевании славословий, но разговаривают друг с другом, и нашу словесную службу Богу смешивают с какими-то праздными разговорами, и сами не слушают священные и боговдохновенные слова, и желающим слушать – мешают? Доколе, о, вы – такие люди! – будете хромать на оба колена, как сказал бы фесвитянин Илия, – желающие одновременно участвовать и в молитвах и в неблаговременных, земных разговорах и не исправляющие друг друга, как это подобало бы, но взаимно всячески губящие друг друга, лучше же сказать – сами друг другом уничтожаемые? Доколе не удержитесь вы от суетных слов, но дом молитвы будете делать домом торговли или вести страстные разговоры, дом, в котором произносятся и воспринимаются слухом словеса жизни вечной? Эту вечную жизнь мы, с нашей стороны, просим у Бога с непостыдной надеждой; а, со стороны Бога, она даруется тем, которые всей душою и всем помышлением молят о ней, – но не тем, которые даже, так сказать, и не полный язык подвигают к молитве. Ныне у нас, братие, жертва приносится не через огонь, как при Моисее, но словом совершается. Посему, в то время как огнем возносимая Богу жертва воспринималась, приносившие вне чуждый огонь, вместе с Кореем восставшие против Моисея, были сожжены священным огнем, возгоревшимся против них (см.: Числа).

Разговоры в храме — это: показатель плохого воспитания; причина рассеянной молитвы и отвлечения других; неблагоговейное отношение к святому месту и оскорбление Бога.

Многие скорби посылаются разговаривающим в храме. (прп. Амвросий Оптинский)

Посему отложи из сердца всякое житейское попечение, и весь соберись… сам в себя. Ибо мало пользы, если телом ты здесь, а сердце твое занято земным сокровищем (свт. Василий Великий).

Шум и гнев в храме служат оскорблением предложенной Жертвы (свт. Иоанн Златоуст).

Вы и здесь в храме поступаете, как на торжище; и когда говорит Сам Бог, не только не слушаете слов Его в молчании, а занимаетесь разговорами совсем о других предметах. И пусть бы вы занимались тем, что касается вас самих, нет — вы говорите и слушаете то, до чего вам и дела нет. Вот о чем я плачу и не перестану плакать! (свт. Иоанн Златоуст).

Разговоры в храме — показатель нашей духовной черствости и человеческой невоспитанности.

 

ЧИТАТЕЛЕЙ: (52)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.